Код II

Науки, продвигающиеся каждая в свою сторону, до сих пор приносили нам мало вреда; но в один прекрасный день собирание разрозненных кусочков знания в единое целое откроет нам такие страшные перспективы реальности и нашего в ней положения, что нам останется либо сойти с ума от этого откровения, либо спасаться от света знания в мире и безопасности нового средневековья. Говард Филлипс Лавкрафт.

Посылка

Я до сих пор ощущаю состояние возвращения чуда. Это был понедельник.

С утра заботы дня еще не успели меня одолеть. Телефон молчал и ничего особо важного меня не беспокоило. Я надеялся, что этот день пройдет без разъездов и беготни. Словно в ответ на это благостное состояние, в дверь вошла секретарь канцелярии с небольшим свертком в руках.

Это вам, произнесла она после робкого приветствия и положила желтый пакет на мой стол.

Что это? кивнул я. Корреспондеция редко попадала ко мне. Бумажные заботы меня не трогали, а потому получение конверта стало необычным.

Пришло на вашу должность по адресу, заказным. Доставили сегодня.

Еще более странно, подумалал я беря конверт в руки.

Кто отправитель? поинтересовался я.

Я не знаю, могу выяснить. Вы подписали приложения? поинтересовалась девочка.

Да, кивнул я на лоток с бумагами, надрывая оберточную бумагу.

Конверт обтягивал плотный бумажный пакет с картонными вкладками. Я потряс его над столом. На столешницу выпала металлическая пластина, звякнув о полировку. Четыре спаянные монетки. Меня кольнуло.

Я тщательно вытрусил пакет, но более в нем ничего не обнаружилось. Только толстая упаковочная бумага и картон. Я поднял монетки, и откинувшись в кресле, принялся вертеть их в руках. Все слишком знакомо и не могло быть ничем иным, кроме послания от моего давнего адресата.

Я слишком пристально разглядывал монетки, и видимо эмоции оказались на столько заметными, что девушка, доставившая мне посылку поинтересовалась, все ли у меня в порядке.

Да, да... все хорошо ответил я машинально, и махнул рукой в сторону выхода, прося ее удалиться. Она метнулась к лотку с документами, но замерла и проговорив что-то вроде «потом зайду» и выскочила вон.

Старик не обманул меня. Спустя восемнадцать лет я получил от него привет из прошлого.

Дорога в убежище

Как и много лет назад, мой день повторился с точностью. Я по инерции разбирался с рабочими заботами, думая только старике. Я сжимал монетки рукой в кармане, постоянно проверяя на месте ли драгоценный артефакт. Едва дождавшись обеденного времени, я сказал своим что уезжаю на встречу. Лестница, внутренний двор, машина, нагревшиеся на солнце сидения. Даже через ткань рубашки я ощутил дискомфорт от кожаной оббивки. Я торопливо завел машину и выехал за ворота. Я не поехал домой. Я направился в свое загородное убежище. Монетки лежали на панели я глядел то на них то на дорогу. Пока я выстаивал пробки перед выездом из города, в голове пробегали воспоминания в перемешу с догадками. Перед кольцом на выезде мне пришла в голову неприятная мысль, а что если это какое то невероятное совпадение, или шутка, не имеющая отношение к старику. Я снова принялся разглядывать лежащие монетки. Нет... не может быть. Это точно почерк старика, это точно якорь и ничем иным монетки быть не могли.

Я выскочил на трассу и мелькающие тени пирамидальных тополей вдоль дороги отвлекли мое внимание от неприятной мысли. Еще через десять минут около городские строения остались позади, сменившись полями и лесополосами до горизонта. Еще двадцать минут и я свернул на грунтовку под гору. Полуденное солнце пробивалось бликами сквозь густую листву садовых деревьев. Поворот, поворот и вот я подъехал к своему убежищу. Я загнал машину, под навес. Замок неохотно открылся и вот я снова в своей лаборатории. Все на своих местах. Скатерть. Стаканы блестят на окне. Даже часы не остановились и показывали почти правильное время. Плита над люком лаборатории покрылась пылью.

Хотя, на этот раз у меня отсутствовали инструкции, я даже не сомневался каким образом активировать якорь.

Последнее письмо

Мой ученик.

Это письмо – последнее и написано заранее. Раз ты читаешь его, значит ты один. Заботы, которые я взваливаю на тебя требуют одиночества. Так же знай, меня уже нет в живых. Прими мои извинения, за то, что оставляю тебя раньше времени. Это послание разъяснит суть всего произошедшего с тобой, и позволит выбрать собственное будущее. Как ни прискорбно, мы боле не встретимся.

Ты, без сомнения, осознаешь ценность знаний, которые я передал тебе. Так же ты должен понимать, что их обратной стороной, станет пристальный интерес к твоим возможностям. Ты наверняка обращал внимание на известные тебе отголоски использования Кода. При этом, обрати внимание, что информация об это не является публичной. Причина тому достаточно проста.

На протяжении двух с половиной тысяч лет, независимо друг от друга сформировались несколько организаций, основой которых было заложено изучение и использование Кода. Так или иначе они вели одинаковую политику, направленную на сужение круга лиц, коим доступна информация о истиной картине мира. Соответственно, отношения между организациями всегда были враждебными. Основа всех без исключения организация была религиозно мистической. Количество челнов достаточно значительны, но к истинным знаниям о коде допускались не многие. В течении последних четырехсот лет в этой борьбе победитель остался один. Эта организация, до сего дня является практически единственным источником знаний об истинных принципах мироустройства. Достигнута и сохраняется эта гегемония методами, лежащими за гранью добры и зла. Распространение информации тщательно контролируется.

Не смотря, на то что ранее знатоки кода именовали себя звучными именами, сейчас Организация имени как такового не имеет. Между своими членами она либо не упоминается на прямую, либо использую любые произвольные ссылки. Ее фундамент составляет совет, включающий 13 человек. Это не постоянная. За новейшую историю их количество колебалось от семи до девятнадцати, но всегда нечетное число. Эти люди являются скорее администраторами, нежели гениями Кода. Они обладают информации об истинном положении дел.

У каждого из членов совета есть свои собственные устремления, цели, но объединяет их единое желание не допустить распространения информации и использовать ее в своих интересах.В подчинении каждого находится 6 последователей. Не более и не менее. С одной стороны шесть последователей максимально разрешенное число уставом организации. С другой стороны недобор последователей, это ослабление члена совета, и соответственно потеря влияния. Это недопустимо. Распространена практика, когда один из шести последователей является особо доверенным советником, который имеет полномочия выступать от имени своего хозяина.

Слово хозяин, очень близко по смыслу к отношениям между членами совета и их последователями. Последователи целиком и полностью находятся в распоряжении членов совета. Нарушение зависимости или неподчинение по любым вопросам чаще всего наказывается. С неугодными последователями, хозяева расправляются. Человек попросту исчезает. Будучи людьми не публичными их пропажа или внезапная смерть не вызывает никаких вопросов или подозрений. С другой стороны, такая зависимость вознаграждается практически безграничной властью, в рамках, ограниченных хозяином. Второй не менее важной целью, заставляющей последователя следовать за хозяином, это возможность стать самому членом совета. При смерти члена совета, у каждого из последователей есть шанс занять его место. Более того, именно в такие моменты как результат торговли, может быть изменено количество мест в совете.

Последователи являются связующим звеном между внешним миром и советом. Они в свою очередь организуют действия членов организации, именуемых агентами, или оперативниками. Эти являются скорее обычными людьми, и не имеют никакого представления о сущности Кода, да вообще о факте существования организации. Среди них можно найти известных политиков, крупных финансистов, религиозных деятелей.

Влияние организации не столь всеобъемлюще, как может представиться. Сколь бы не были всемогущи ее член, они все же остаются людьми. Законы мира не подчиняются разуму. К тому же, разногласия, существующие в совете с завидной регулярностью дают о себе знать.

В основе Организации заложен принцип эволюционного развития. Не смотря на огромную власть и возможности, все ее конкуренты, погибли именно из-за монопольной власти. Организация в ее современном виде живой организм, питающийся силой своих членов, но не подчиняющейся им. Организация живет и здравствует.

Между членами совета установлена некая система грузовиков и противовесов которая направляет их действия. Они с одной стороны являются заклятыми врагами, каждый из которых готов сожрать своих соперников, с другой стороны они столь тесно повязаны друг с другом узами общих действий, что открытое противодействие любого из них общим интересам попросту невозможно. Кроме того в организации используется общий интерфейс кода, который столь часто пытались разрушить и обмануть свои же создатели, что он стал практически неуязвим. Весь код, выполняемый в интересах членов совета формируется исключительно на единой платформе. При этом львиную долю усилий совет расходует на предотвращение развития альтернативной возможности использования кода.

Я являлся одним из последователей. Исполнителем воли хозяина и техническим специалистом. Мое положение, позволило мне обойти многочисленные не только юридические, но и фактические запреты Организации. Это развязало мне руки. На сколько я понимаю, подобные ситуации происходили и ранее, но всегда заканчивались принятием эффективных мер. Те слишком догадливые и самостоятельные либо занимали свое место в совете, либо уничтожались.

Я не пожелал цепляться за власть и играть с сильными мира сего, а потому они попросту пропустили момент, когда моих возможности превысили их отлаженную систему контроля. Ко мне пришло понимание, что необходимо либо начинать свою игру, и занять место в совете либо умереть. Ни того ни другого я не желал, а потому постарался разрешить ситуацию по своему. Я решил уничтожить Организацию, не пользуясь ее орудием. Возможно, тебе не понятен этот ход мысли, тогда прими его как факт. Я не до конца понимал своей конечной цели, но тем не менее твердо выбрал дорогу не ведущую к могуществу члена совета. Она привела меня к тебе.

Выбор

В твои руки я вложил малую, но все же возможность разрушить организацию. В этом по большому счету нет никакой великой цели. Я не стану этого скрывать. Я не буду тебе рассказывать про ужасы, творимые членами совета, ради сохранения своего существования. В них ничего нет сверх того, что происходит в любой властной структуре, достигшей пика могущества. Я не стану тебе рассказывать про освобождение человечества, от ига. Я ни в коем разе не хочу пробуждать в тебе революционные настроения громкими словами. Во всем этом смысла не более, нежели в борьбе с ветром.

Когда-то, я попросту устал от их чванства и самоуверенности. Я осознал что могу попросту уничтожить их, а могу оставить существовать. Я понял занятную истину, что все их могущество зависит моей воли и моего настроения. Ни в моем существовании, ни в существовании организации нет никакого смысла. Так почему бы не поразвлечься, получив свободу. После долгих и сложных попыток, которые сами по себе доставляли мне немало эмоций, я наконец то сумел подготовить свое оружие — тебя. И что бы завершить свое творение, я даю тебе возможность, выбора.

Безусловно, за подобное наслаждение мне пришлось заплатить цену — собственную жизнь. Я надеялся, что обойдется без этого, но чудес не бывает. Тем не менее мне всегда было легко думать о таком финале, так как я знаю, что наш мир не более чем игрушка создателей. Чего бы я реально желал, так это встречи с создателями, но этому не бывать, не смотря на все верования Организации. По крайней мере не через их бредовую религию.

Все процедуры, написаны тобой в оболочке, обнаруженной мной при археологических работах. Я скрыл находку от членов совета, и до последнего момента они не подозревали о существовании нового корневого якоря. Именно с помощью него я сумел написать для тебя альтернативную консоль, посредством которой ты мог обращаться к коду, без контроля Совета. Последняя такая возможность была пресечена 300 лет назад. Причем первичные якоря при этом были уничтожены. Совет использует интерфейс, базирующийся на одном уцелевшем якоре именуемом Ра. Он хранится в неизвестном для меня месте, но я однозначно знаю что он существует. Ты сам понимаешь, что Код, на котором работает консоль может содержать любые всевозможные закладки, созданные авторами. Их невозможно ни исправить ни переловить, используя саму консоль, если об этом позаботился сам разработчик. Безусловно, совет за время своего существования написал массу средств, посредством которых недокументированное использование исключено. Все якоря, созданные на базе Ра, включают средства обхода проблемных мест, и методы борбы с ним. Твой же якорь вообще не имеет отношения к Коду Совета.

Я упоминал уже, что написал для тебя безопасные оболочечные функции и сейчас освобождаю тебя от них. Между тобой и системой нет ничего. Твои возможности, превышают сейчас все мыслимые пределы и только тебе ведомо как ты ими воспользуешься. Так уж получилось, что ты стал моим оружием из за своего любопытства. Надеюсь, что твои новые возможности отчасти компенсируют изменения твоей жизни.

У тебя сейчас есть два пути. Либо ты уничтожишь мой якорь, и вернешься к своей прежней жизни, либо ты продолжишь подготовленную мной войну. Промежуточного расклада для тебя не существует. Не взирая на твою изолированность, длительное время безнаказанно использовать код у тебя все равно не выйдет. Люди Организации найдут тебя. Они хорошо умеют выходить на неугодных. Даже не тешь себя иллюзией, что сможешь пользоваться Кодом не привлекая их внимания. Не следует надеяться, что они проявят милосердие или примут тебя в свои ряды. Это письмо и твои познания в Коде ставят тебя на уровень членов Совета, но ты для них чужой. Ты не прошел чистилища Организации, совершенно обязательного для каждого.

Почему мы встретились

Теперь еще один крайне важный момент. Наша встреча не случайна, я тебе говорил ранее. Взгляни на этот лист:

Я с любопытством разглядывал собственные каракули из студенческих лет, нарисованные давным давно, когда приходилось убивать время, спасаясь от вынужденного безделья на никчемных лекциях. Конечно же я вспомнил свое рисование. Оно было и знакомо, и в то же время любопытно, словно старая игрушка из детства. Этот листик должен был исчезнуть давным давно, как и множество иных каракулей. Как он мог попасть к незнакомым мне людям, да еще и повлиять на дальнейшие события, а не мог взять в толк. С недоумением я принялся читать дальнейшие разъяснения старика.

Ты наверняка не ожидал, но начертание твоих символов повторяет истинный язык создателей. Это не удивительно, потому что по сути ты повторил принцип записи информации, применив его для Морзянки.

Я вспомнил, как пришла в голову идея записать символы азбуки Морзе одной линией, где ее перелом является точкой, а пересечение линии означает тире. В результате получались хорошо узнаваемые символы в которых зашифрована морзянка. Пересечение с воображаемой линией по которой пишутся строки, разделит символы.

Суть письма создателей заключена в передаче информации перемещением в двумерном пространстве одной линией, с минимальным количеством разрывов. Когда ты водишь пальцем по консоли, ты вынужден писать достаточно сложные символы. Их интерпретация - дело сложное и не однозначное. Принцип записи букв в языке создателей совершенно однозначен, потому что каждая буква заключает набор элементов. Их формализованное прочтение не составляет труда. В то же время, символы обладают собственной идентичностью, и могут читаться как обычные буквы. Фактически, подобная запись позволяет совместить в себе образ, и строго регламентированную информацию. Вот формальные принципы записи, собранные лично мной по различным источникам:

  1. Запись ведется Информационной линией по необязательной Несущей линии без разрыва между буквами одного слова слева направо.
  2. Символом считается фрагмент Информационной линии между двумя точками пересечения c Несущей линией.
  3. Каждое слово отделяется видимым разрывом Информационной линии, а так же начинается и заканчивается на Несущей линии.
  4. Информационная линия содержит читаемые элементы экстремум вверх, экстремум вниз и самопересечение.
  5. При написании информация в буквах кодируются последовательным сочетанием элементов. Чтение производится в той же последовательности что и написание, однако для пересечений учитывается только четное.
  6. Ограничий на метод начертания букв не накладывается при соблюдении последовательности кодирования элементов.
  7. Вспомогательные символы пишутся непосредственно после слова или предложения, без отрыва от самого слова и пересекаются с Несущей линией только в одной точке.
  8. При написании строчных букв используется наиболее простое начертание. При написании заглавных букв предпочтение отдается более сложному начертанию.
  9. При распределении елементов наиболее часто используемым буквам предпочтительно выделять наиболее простые комбинации.

Многие современные символы берут свое начало именно от языка создателей но являются мертвыми, перерожденными. Организация за время своего существования, приложила массу усилий, что бы вымарать живую запись из истории человечества. Причина заключена в том, живые лексемы непосредственно является исполняемым Кодом. Буквально, написанная мелом или карандашом фраза будет расценена Миром, как команда к исполнению. Другое дело, что не зная языка создателей, невозможно осознано писать Код.

Организация исходила из того, что при широком использовании, рано или поздно, случайно либо осознанно освоение Кода на языке создателей станет возможно. Именно по этой причине Организация всячески стирала этот принцип письма. Даже высшим адептам самой организации запрещено его изучение и использование. На сколько оправданно подобное решение, никто никогда не скажет, потому что оно было принято на уровне первых догматов.

Тем не менее, не смотря на все усилия, раз за разом появляются те, когда кто придумывает заново, лежащие на поверхности правила записи. Каждый раз новоявленному автору Организация уделяет пристальное внимание, приставив своих соглядатаев. Их основной задачей является расследование о причинах возникновения идеи, и наличии у автора связей с Организацией. После установления обстоятельств, принимались меры по преданию забвению происшествия. Именно таким образом я познакомился с тобой. Я был направлен к тебе. Согласно протоколу наблюдал за тобой, и не найдя ничего подозрительного, передал свои выводы на совет. Они приняли решение оставить тебя в покое, однако, как ты знаешь, я начал свою собственную игру.

Твоя цель

У меня не хватило возможностей и времени постичь истинный язык. Я не представляю количество символов, не знаю состоит ли язык создателей из отдельных слов, не знаю что произойдет если написать верный код, как он будет обрабатываться. Но я сумел постичь гораздо больше, нежели разрешено в организации, и знаю, что использование живого языка возможно. Язык создателей - это чудо чудесное, заполучив знания о нем, ты сумеешь управлять миром, не используя какие либо якоря, артефакты и прочее. Вот то самое, чем я рекомендую заняться тебе. Именно ради постижения этого я тебе передал якорь. Используй его как инструмент изучения, а никак иначе. Я убедился что ты прислушиваешься к моим словам и следуешь им. Надеюсь, последуешь и в этот раз. Я оставляю тебя перед грандиозной задачей, коя оказалась неподвластной мне. Надеюсь, ты продвинешься далее в ее постижении.

Прощаюсь с тобой, мой ученик. Далее ты сам по себе.

Текст закончился. Я застыл на стуле, разглядывая последнюю фразу. Далее я сам по себе. Бессмысленное созерцание уступило место хороводу мыслей и эмоций. Я одновременно переживал потерю старика и подъем от прочитанного. Старик для меня никогда не был реальной фигурой. С течением времени он стал для меня скорее очень доброй прочитанной книгой, для которой ожидается продолжение.